Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей: применение российскими судами

Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей: применение российскими судами
4 Февраля

Верховным Судом Российской Федерации опубликован Обзор практики рассмотрения судами дел о возвращении ребенка на основании Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 года.

Обзор охватывает практику рассмотрения судами заявлений о возвращении детей в иностранные государства на основании Конвенции за три года: с 2016 года по 2018 год включительно.

В соответствии с Гражданским процессуальным кодексом РФ для дел данной категории установлена исключительная подсудность — они могут быть рассмотрены только в одном из восьми районных судов, по одному на каждый федеральный округ, в котором пребывает ребенок.

Например, при нахождении ребенка в Центральном федеральном округе заявление о его возвращении на основании Конвенции может быть рассмотрено только Тверским районным судом города Москвы, а при пребывании ребенка в пределах Северо-Западного федерального округа дело подлежит рассмотрению Дзержинским районным судом Санкт-Петербурга.

За три анализируемых года все восемь судов рассмотрели хотя бы одно дело о возвращении ребенка. Всего же судами было рассмотрено 71 дело.

С учетом апелляционного обжалования решение о возвращении детей в иностранное государство места их постоянного проживания было принято в 22,5% случаев (16 дел). В Обзоре не приводится статистика того, кому возвращались дети в каждом из рассмотренных дел — матери или отцу, однако из текста Обзора следует, что как минимум в 5 случаях дети возвращались матерям (гражданкам Румынии, Украины, Эстонии и двум гражданкам Казахстана). В одном из описанных в Обзоре дел троих детей (3, 5 и 7 лет) по заявлению отца суд обязал возвратить в Израиль, несмотря на все возражения матери и мнение двух старших детей, заслушанных в суде.

На примере конкретных дел Обзор иллюстрирует особенности применения Конвенции российскими судами.

Первостепенное значение имеет срок пребывания ребенка в Российской Федерации. Периодичность и длительность проживания ребенка на территории того или иного государства имеет значение для установления факта незаконного перемещения ребенка, для определения места его постоянного жительства, а также для установления адаптированности ребенка в России. Более того, по общему правилу, закрепленному в абзаце первом статьи 12 Конвенции, если ребенок незаконно перемещен в другое государство и на момент начала процедуры по его возвращению со дня его незаконного перемещения прошло менее одного года, суд обязан предписать немедленно возвратить ребенка.

В связи с этим определение даты прибытия ребенка в Российскую Федерацию имеет ключевое значение.

Большое внимание в каждом подобном деле, в том числе и в тех, что были в нашей практике, суды уделяют вопросам адаптации ребенка к новому месту жительства на территории России. Как указано в Обзоре, об адаптации ребенка могут свидетельствовать факты посещения ребенком в России дошкольных и иных образовательных организаций на постоянной основе, занятия в спортивных секциях и кружках, сложившийся круг общения ребенка (наличие друзей, родственников), овладение им русским языком, обеспеченность жилым помещением и бытовые условия проживания ребенка в этом помещении.

Также суды учитывают мнение детей по вопросу их возможного возвращения в государство, где они проживали до переезда в Россию.

Как указано в Обзоре, такое мнение выявлялось как органами опеки и попечительства при составлении акта обследования условий жизни детей, так и непосредственно судом в судебном заседании. При этом в суде опрашивались дети, достигшие возраста 10 лет, а по ряду дел также дети более раннего возраста (5, 6, 7 и 9 лет).

В одном из представленных в Обзоре дел после опроса детей 5 и 7 лет судом была назначена психологическая экспертиза и перед экспертом был поставлен вопрос, достигли ли дети той степени зрелости, при которой следует принимать во внимание их мнение по вопросу возвращения их в Израиль. Решение о возвращении детей в Израиль (удовлетворение заявления отца) было вынесено с учетом заключения эксперта о том, что старший ребенок достиг ограниченной степени зрелости, а младший еще вовсе не достиг той степени зрелости, при которой он будет способен оценивать отдаленные последствия своего выбора. Таким образом их нежелание уезжать из России не было учтено при вынесении решения.

Наш опыт показывает, что в делах о возвращении ребенка на основании Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей с особой тщательностью необходимо подходить к поиску, сбору и представлению доказательств. Каждое обстоятельство, на которое ссылается сторона, требует подтверждения и суды исследуют представленные доказательства тщательнее, чем, например, в делах об определении места жительства детей, когда оба родителя проживают в одном государстве.

Адвокаты LEX FAMILIA с готовностью ответят на вопросы, возникшие у вас в связи с применением Гаагской Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, либо в ситуации, когда несовершеннолетний ребенок был перемещен на территорию другого государства.

Мы в Facebook
Мы в Twitter
  • HccH
  • iaml

© 2007–2020 Lex Familia

Карта сайта