Вам нужна помощь? +7 495 120-90-34

16 июля 2015 г. Европейским судом по правам человека вынесено решение по жалобе гражданина Российской Федерации Анатолия Назаренко против России. Европейский суд признал, что в действиях российских судов и нормах Семейного кодекса РФ усматривается нарушение ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.

Указанная статья устанавливает, что каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности, или защиты прав и свобод других лиц.

Заявитель — отец малолетнего ребенка — жаловался на нарушение его прав, предусмотренных Конвенцией, которое выразилось в полном лишении его возможности общаться с ребенком после отмены отцовства.

В ходе рассмотрения ряда дел между гражданином Назаренко и его бывшей супругой об определении места жительства их совместного ребенка и порядка общения с ним того из родителей, кто будет проживать отдельно, судами было установлено, что имеется сильная взаимная привязанность между ребенком и отцом. Более того, после развода родителей ребенок в течение года проживал с отцом и не было установлено каких-либо нарушений прав ребенка или негативного влияния отца на него.

Однако в одном из последующих разбирательств матерью ребенка было оспорено отцовство гражданина Назаренко, в результате чего он полностью лишился родительских прав, в том числе и права на какой-либо контакт с дочерью в силу ст. 63 и 67 Семейного кодекса РФ.

Принимая решение по жалобе заявителя, Европейский суд указал на негибкость норм Семейного кодекса, жестко ограничивающих круг лиц, имеющих право на общение с ребенком (только родственники) без справедливого баланса прав иных лиц с учетом интересов ребенка.

Суд указал, что при наличии длительного положительного опыта общения отца с ребенком он не должен быть полностью исключен из жизни последнего только из-за отсутствия между ними генетической связи. Российские суды даже не рассматривали вопрос об интересах ребенка применительно к возможности сохранить его контакт с «бывшим» отцом, который на протяжении длительного времени заботился о нем.

Суд отметил, что России не удалось выполнить взятые на себя при подписании Конвенции обязательства по обеспечению возможности сохранения и защиты семейных связей между гражданином Назаренко и ребенком, которого он на протяжении пяти лет считал родным. Полное и автоматическое исключение заявителя из жизни дочери после прекращения его отцовства из-за негибкости семейного законодательства привело к нарушению семейных прав заявителя, посчитал Суд.

Новости