Вам нужна помощь? +7 495 120-90-34

Конституционный Суд Российской Федерации (КС РФ) в очередной раз в ущерб отцам высказался об особой, связанной с материнством, социальной роли женщин в обществе и повышенных социальных рисках, которым они могут быть подвержены.

Определением от 23 июня 2015 г. № 1518-О КС РФ отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лукьяницы А.В. на нарушение его конституционных прав положениями Федерального закона «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей». Заявитель оспаривал нормы указанного закона, в результате применения которых ему было отказано в праве на получение материнского (семейного) капитала.

Гражданин Лукьяница и двое его несовершеннолетних сыновей являются гражданами РФ. Бывшая супруга заявителя, мать обоих детей, имеет гражданство иностранного государства и ранее была лишена родительских прав. В одиночку воспитывая сыновей и находясь в тяжелом материальном положении, гражданин Лукьяница обратился в пенсионный фонд за сертификатом на материнский (семейный) капитал. В выдаче сертификата ему было отказано. Отец обжаловал отказ в судебном порядке, однако суды решение пенсионного фонда признали законным.

Суды применили нормы статьи 3 Федерального закона «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей», в соответствии с которыми право на получение материнского капитала возникает у отца только в случаях, если он является единственным усыновителем второго и последующих детей, или если такое право первоначально возникло у матери детей — гражданки РФ, а затем она его утратила в связи со смертью, лишением родительских прав или по иным причинам, указанным в статье.

В данном случае, применяя норму закона, суды сделали вывод, что отец не имеет права на господдержку, так как он своих детей не усыновил, а у их матери права на материнский каптал не возникло ввиду отсутствия гражданства РФ.

Однако в своем определении КС РФ не проанализировал оспариваемую статью с точки зрения различий в оказании государственной помощи мужчинам — единственным усыновителям, и отцам детей, чья мать не является гражданкой РФ и при этом не принимает участия в воспитании и содержании своих детей. Суд посчитал достаточным указание на особую социальную роль женщины, которая учтена в законе, в результате чего именно они наделяются правом на получение материнского капитала, а право отцов является производным от права матерей и переходит к мужчинам при утрате соответствующего права женщиной.

С изложенными доводами не согласился судья КС РФ Г.А. Гаджиев. В своем мнении, заявленном в порядке ст. 41 закона о КС РФ, судья сделал выводы о наличии неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции норма, оспариваемая гражданином Лукьяницей. Г.А. Гаджиев отметил, что дифференциация, основанная лишь на формальном критерии и не учитывающая всех обстоятельств, значимых для выполнения родителями обязанности по содержанию и воспитанию детей надлежащим образом, снижает эффективность системы господдержки института семьи. А в условиях недостаточности мер социальной защиты лиц с семейными обязанностями может приводить к нарушению конституционных принципов равенства и справедливости при установлении неразумных различий в положении семей.

В то же время такой «проматеринский» подход КС РФ демонстрирует уже не первый раз. Ранее суд признал конституционными положения законодательства, предоставляющие только женщинам-военнослужащим и женщинам — сотрудникам органов внутренних дел право на отпуск по уходу за ребенком; нормы Трудового кодекса, защищающие только женщин от увольнения, в случае, когда они являются единственными кормильцами в многодетных семьях с малолетними детьми.

Изменение такого подхода позволило бы многим отцам в случае необходимости воспользоваться теми мерами государственной помощи, и теми гарантиями, которые предусмотрены Конституцией для всех, а законодательством предоставляются только женщинам. При этом ни в коей мере не нарушились бы права женщин: просто дети в семьях с отцами-одиночками были бы социально защищены наравне с детьми матерей-одиночек.

Новости