Вам нужна помощь? +7 495 120-90-34

Если один из родителей подал в подразделение по вопросам миграции МВД заявление о своем несогласии на выезд ребенка за границу, то пограничная служба России уже не выпустит ребенка — ни со школьной туристической группой, ни с родственниками, ни даже с тем родителем, кто установил такой запрет.

Снять это ограничение полностью или хотя бы на одну поездку возможно в судебном порядке.

К сожалению, московские суды сильно загружены и не всегда готовы рассматривать такие дела в ускоренном порядке. А с учетом того, что  решение может быть обжаловано, процесс может затянуться больше чем на полгода, поэтому если вы планируете отдых с ребенком, то обратиться в суд нужно заблаговременно.

Иная ситуация складывается в судах Московской области. Например, в Ступинском городском суде мы завершили процесс за два месяца и добились того, чтобы в решении суда было указано, что оно подлежит немедленному исполнению. Это означает, что после изготовления судебного акта в окончательной форме с ним можно ехать в аэропорт (или на вокзал).

Большой шаг на пути облегчения снятия подобных запретов сделал Конституционный Суд РФ. В Постановлении от 25 июня 2020 г. № 29-П отмечено, Европейский суд по правам человека правомерно исходит из того, что национальные суды на основе тщательного анализа и оценки всей семейной ситуации и всего набора факторов, следуя при разрешении конкретного дела принципу обеспечения интересов ребенка, могут отдать приоритет праву ребенка на выезд за пределы страны, в том числе с целью его развития, образования и расширения кругозора, перед противостоящими ему интересами одного из родителей в поддержании регулярных контактов с ребенком.

Конституционный Суд РФ указал также, что если на снятии запрета на выезд настаивает тот из родителей, с которым проживает несовершеннолетний, то суд, рассматривающий такое дело, имеет право снять этот запрет не только в отношении отдельной поездки (в конкретное государство и в определенный период), но и более широким образом, вплоть до полной его отмены.

Наша практика